25
Дек
2015

Финансирование по результатам. Расширенное.

Коллеги, эта заметка содержит предложение. 
 
Грантовое финансирование - замечательная вещь, но у него есть особенность: это финансирование в значительной мере за обещания.
Не во всех областях легко давать обещания. Те, кто дают красивые обещания, не всегда самые ответственные люди.
Представляется разумным дополнить, а при недостатке средств - частично заместить грантовое финансирование расширенным финансированием по результатам.
 
Для этого:
1. Провести внешнее экспертное оценивание лабораторий (научных групп; силами экспертов, отобранных механизмами, близкими к механизмам Корпуса экспертов, в точных науках, как правило, - с участием иностранного эксперта). Приписать лабораториям/научным группам градации вроде [A]. Входит в группу мировых лидеров, [B]. Мировой уровень, [C]. Крепкий российский уровень и т.д. Разумеется, эти градации и их признаки надо тщательно разработать и постараться сделать максимально объективными. 
2. Распределение заметной части дополнительного финансирования производить по результатам этой оценки - без написания лабораториями грантовых заявок.
3. Это финансирование по результатам может заместить часть грантовых программ. При этом все фонды остаются на местах и продолжают работать: РФФИ, РГНФ, РНФ...
 
Что мы в результате будем иметь? 
1. Возможность поддержки по результатам, а не за обещания, что неплохо и расширит число возможных опций и типов поддержки.
2. Эту процедуру оценивания можно снабдить серьезной процедурой апелляции.
3. Хотя личное отношение не исчезнет, но, поскольку сначала оценивание с объявлением результатов, потом поддержка, исчезает бесконтрольная и имеющаяся у экспертных советов фондов опция "убить проект" (или, наоборот, "протащить"). Лучшая оценка должна (за вычетом четко регламентированных специальных случаев) означать не худшую поддержку.
4. Большому числу коллективов удастся сэкономить силы, которые они тратят на подачу заявок на все конкурсы подряд (по наблюдениям, это происходит повсеместно).
5. Будет частично решена проблема дополнительной поддержки ОСНОВНОЙ работы, и не придется в конце года писать по 4 отчета.
6. Сложная проблема дублирования финансирования тоже отчасти решится: гранты обретут более четкий функционал: А) для тех, кого "недооценила" регулярная процедура оценивания (в частности, для относительно автономных групп, "теряющихся" в своих лабораториях); Б) целевые - на оборудование, расширение, поездки.
 
Прообразом этой системы является система FEF2014, внедренная в Соединенном королевстве и считающаяся одной из лучших в мире. 
 
Внедрение такой системы могло бы быть одним из предложений в Стратегию научно-технического развития РФ до 2035 г., к разработке которой сейчас приступают. 
Если коллеги это предложение разовьют, можно выступить с такой инициативой.
0 / 0
Насчет оценки по результатам

Павел Юрьевич, а где столько квалифицированных внешних экспертов найти? И потом, опасная это работа... Вы помните, Людвиг Дмитриевич как-то сказал: "Если меня придут проверять, то я их выгоню!" А он может... 

Предлагаю сначала решить задачу попроще.
ФАНО каждый квартал требует с нас результаты: сколько публикаций и каких.
В прошлом году в конце года в институты  вдруг пришли деньги. 
Мы решили, что это нам воздалось по результатам
и поделили их между лабораториями пропорционально числу статей в WoS/Scopus.
Но никто так и не сказал, КАК связана эта выплата с результатами института.
В этом году осталось три дня, но пока ничего не приходило, хотя люди (О, наша неистребимая вера в чудо!) продолжают еще надеяться.
Может быть, про это напишем запрос в ФАНО, спросим, как у них выплаты связаны с результатами?

 

0 / 0
Сколько нужно экспертов

Александр Львович, проблема "где найти экспертов" в принципе решаема. 1) Англичане нашли, значит, можно. 2) Экспертов нужно немногим больше, чем имеет РФФИ. В РФФИ ведь, пока не было РНФ, писали практически все, и экспертов хватало. Другое дело, что уровень был недостаточный. Но никто не спорит, нужна большая работа. А без экспертизы - все равно никуда: мошенники и имитаторы накрутят любые показатели и выкинут талантлвых чудаков, у меня нет сомнений.

А спросить  ФАНО, как у них выплаты связаны с результатами, конечно, стоит.

Кстати, Вы как завлаб (т.е., по нашим уложениям, не научный работник) получаете научные надбавки?

0 / 0
"Кто будет оценивать ученых?" - Лекция Михаила Соколова

Уважаемые коллеги,

уже в который раз убеждаюсь в справедливости поговорки "Век живи - век учись".  Уж сколько мы обсуждаем экспертизу, взаимодействие грантодателей и грантополучателей и др., а вот я до сегодняшнего дня даже не знал о профессиональном исследователе проблемы (и его соавторах):

http://polit.ru/article/2015/12/25/ps_sokolov/

Надеюсь, что видеозапись лекции будет доступна. Кстати, социолог Михаил Соколов известен своими лекциями на Постнауке по самым разным темам:

http://postnauka.ru/author/sokolov/page/2

Где бы только найти мне время, чтобы это всё прослушать:

http://polit.ru/author/212661/

Интересно, кто из членов ОНР знаком с этим интересным материалом?  Ведь у нас в ОНР больше практика-эмпирика, свои шишки, свой опыт,  метод проб и ошибок, а у Михаила Соколова - настоящая наука!

 

0 / 0
"Экспертология"

Спасибо, Игорь Анатольевич! Кстати, есть и раздел науки, который ассоциирующие себя с ним граждане называют "экспертологией", см., напр., http://criteria-importance-theory.ru/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%BD%D0%B...

Ее не следует путать с судебной экспертологией, она близка скорее к таким дисциплинам, как исследование операций, теория принятия решений, анализ данных, теория измерений, прикладная статистика. 

0 / 1
Альтернатива: альтернативные организации мирового уровня

Отнесение к некоему уровню финансирования имеет как положительные, так и отрицательные стороны, среди последних - невозможность обеспечить в массовом порядке качественную экспертизу и защиту экспертного механизма от давления тех самых не самых ответственных людей.

В то же время существует альтернативный вариант, который, мне кажется, значительно лучше соответствует текущим реалиям российской жизни и имеющий определенные шансы именно сейчас, когда конец сырьевого развития и потребность в науке и технологиях должны стать очевидными, и в то же время существующие бюрократические структуры руководства ФАНО и университетов, по-видимому, способны лишь к еще большему забюрокрачиванию. Я имею в виду создание альтернативных научных структур, причем с самого начала ориентированных на использование лучшего мирового опыта.

Сейчас есть идиотская тенденция укрупнения всего и всея, в частности, бессмысленного слияния институтов РАН, о котором говорит и Георгиев в своей второй статье в ТрВ. Тогда как опыт необычайного роста науки в тяжелейшие 20-е годы прошлого века говорит о том, что правильным является полностью противоположный путь (Даниил Александров, Эдуард Колчинский. Наука и кризисы XX века: Россия, Германия и США между двумя мировыми войнами):

послереволюционный период характеризовался беспрецедентным ростом разнообразных научных учреждений. Быстрое создание множества небольших институтов, комиссий, бюро и лабораторий обеспечивало не только выживание, но и успешное существование науки. Умножение этих учреждений и легкость их организации были поистине поразительны. Подавляющее большинство новых учреждений создавалось по инициативе ученых. Процесс их создания шел стихийно и не определялся какими-либо «генеральными планами» ученых или правительства. Это была самоорганизация науки в условиях кризиса. В царской России ученые, наблюдавшие за возникновением институтов общества Кайзера Вильгельма в Германии и Институтом Карнеги в США, активно пытались создать новую систему исследовательских учреждений, но не располагали достаточными политическими и экономическими возможностями. При правительстве большевиков новые исследовательские институты, лаборатории, научные станции, бюро и комиссии стали расти как грибы. «У меня получилось впечатление, как будто вся волокита, это откладывание под сукно и в долгий ящик, погибли вместе со старым режимом. От слова можно было непосредственно перейти к делу,» — вспоминал М.И. Неменов в своей речи по случаю пятой годовщины Государственного рентгенологического и радиологического института, организованного в 1919 году

Как же можно было бы совместить эффективность незабюрократизированных, небольших и динамичных структур с трендом на укрупнение (который вряд ли можно остановить в один день - он идет не из МОН, а из более высоких этажей власти, и вообще государство быстро останавливаться в крупных глупостях не умеет)? Мне кажется, это можно было бы сделать путем объединения двух подходов. Во-первых, нужно вспомнить опыт той же Германии, где после войны Об-во Кайзера Вильгельма было преобразовано в Об-во Макса Планка, дающее прекрасный образец создания оптимальной среды для фундаментальных исследований, и где параллельно существуют и другие структуры такого же рода, ориентированные на прикладные исследования и разработки. И те, и другие - крупные организации, но непосредственно научная жизнь происходит в небольших, незабюрократизированных, динамичных институтах, которые по мере надобности могут и создаваться, и закрываться. Во-вторых, институты в таком обществе или обществах могли бы еще более тесно, чем в Германии, взаимодействовать с университетами, быть как бы к ним приписанными, и это было бы и полезно само по себе, и удовлетворяло бы тренды на расширение университетов и на перевод науки в вузы.

Поначалу эти структуры могли бы быть сравнительно небольшими - как бы экспериментальными, но сразу с жестким отбором и с обеспением достойных условий работы, в т.ч. финансирования, сопоставимого с уровнем финансирования в ин-тах Об-ва Макс Планка (точнее, даже выше, с учетом опять же российских реалий). В процессе их создания необходимо учитывать опыт, в частности, создания Сколтеха - как положительный, так и отрицательный. Далее, если будет видно, что модель начала работать, можно расширять финансирование, и такая структура сама бы могла создавать новые институты.

Разумеется, исключительно важно, чтобы такие новые структуры возглавлялись людьми с безупречной репутацией, которым в то же время давались бы максимальные полномочия. Отношения с государством должны предполагать максимальное снятие контроля, особенно наиболее бессмысленного, но за это организации должны платить постоянным подтверждением высокого уровня своей работы - который не должен сильно отставать от того же Об-ва Макса Планка. Необходимо привлекать серьезных международных экспертов к аттестационным процедурам, найму руководителей институтов (лабораторий?) и т.п. Безусловно, весьма желательно делать конкурсы на вакансии международными, хотя и допустимо давать определенные преференции или квоты для отечественных специалистов.

Когда-то это все обсуждалось на Саентифике.ру, но, как и многое из обсуждавшегося там, было успешно забыто.

0 / 0
Это хорошее предложение.

Несомненное преимущество его в том, что создавать новое несравненно легче, чем реформировать старое, вязко сопротивляющееся любым реформам.

Главный вопрос тут - схема финансирования.  Если оно будет чисто грантовым, то, оставшись без гранта, коллективы будут распадаться, т.к. взять их целиком под крышу редко кто сможет. При централизованной составляющей им надо будет "урвать" ее у ФАНО, вузов, кого-то еще. Вузы, вероятно, не так заинтересованы в симбиозе с автономными научными лабораториями, как в создании в своей структуре передовых исследовательских групп...

0 / 0
А вот, кстати, хороший вопрос

Вузы, вероятно, не так заинтересованы в симбиозе с автономными научными лабораториями, как в создании в своей структуре передовых исследовательских групп...

Передовые группы не так-то легко создать самостоятельно - может быть, возможна такая организация общества, имеющего ресурсы (прежде всего интеллектуальные - система экспертизы и др.) для создания лабораторий, полномочия для поддержания их особого статуса, некоторой инфраструктуры и т.п., что лаборатории будут считаться частью университетов (для рейтингов! :) )?

Что касается финансов, то развитие может быть постепенным и на первых порах потребуются сравнительно умеренные средства. Важно понять, будет ли работать.

0 / 0
Будет ли это работать...
"Беспрецедентный рост разнообразных научных учреждений" обычно происходит именно в послереволюционные периоды. Можно заметить, что и после 1991 г., несмотря на провал в финансировании, появилось много новых академических институтов. Отчасти это было связано с разрушением отраслевой науки. Когда рушат старое, не может не зарождаться новое, но трудно себе представить, как группа ученых, имеющих какие-то рабочие места, отважно пускается в автономное плавание, взяв на себя кучу материально-бюрократических забот.
Мегагрантные лаборатории кто-то берет под крыло. Весьма активно нагуливанием научного веса занимается ВШЭ.
0 / 0
Согласен. Но сейчас по сути

Согласен. Но сейчас по сути есть хотя и медленное, но тоже разрушение. Если где-то возникнет альтернатива, она для довольно многих окажется вполне привлекательной. И стоит внимательнее рассмотреть тот же пример Вышки.

0 / 0
один вопрос Сергею Шишкину

Сергей, вы пишите: "Разумеется, исключительно важно,чтобы такие новые структуры возглавлялись людьми с безупречной репутацией". Вопрос всего один - назовите таких людей - в вашей области исследований.

0 / 0
Зачем?

Причем тут наша область? Или чья-то еще? Во-первых, я говорил о руководстве обществом, а не отдельной лабораторией/институтом. Во-вторых - да, конечно, репутация руководителей лабораторий тоже важна, но если нет подходящих кандидатур в какой-то области, то Об-во Макса Планка и не будет создавать институт, работающий в этой области.

0 / 0
Эта тема обсуждается также в ветке

Страницы