04
Ноя
2018

Номинанты в Совет ОНР-2018

Уважаемые коллеги, позвольте мне представить номинантов в Совет ОНР-2018-19.
1. Сначала представляю тех, кто работал в Совета в 2017-18 гг и их область деятельности в Совете.
Гельфанд Михаил Сергеевич, 
д.б.н., к.ф.-м.н., профессор, Институт проблем передачи информации РАН, Москва
-  обсуждение документов, взаимодействие с Диссернет
 
Горбова Елена Викторовна,
д. ф. н., доцент, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, профессор
- обсуждение документов, прием новых членов
 
Колесниченко Лариса Геннадьевна (к.б.н., с.н.с, Томский государственный университет)
- привлечение новых членов в ОНР
 
Летаров Андрей Викторович, 
 д.б.н., зав. лаб. вирусов микроорганизмов, 
Институт микробиологии им. С.Н. Виноградского РАН, Москва
-  обсуждение документов, взаимодействие с НКС ФАНО
 
Моисеев Алексей Валерьевич, 
д.ф-м.н., в.н.с., Специальная астрофизическая обсерватория РАН, Нижний Архыз; 
Государственный астрономический институт им. П.К.Штернберга
 Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
- обсуждение документов, прием новых членов
 
Онищенко Евгений Евгеньевич,
н.с., Физический институт им.П.Н.Лебедева РАН
- взаимодействие с профсоюзом работников РАН
 
Фрадков Александр Львович,
д.т.н., зав.лаб., профессор, Институт проблем машиноведения РАН; СПбГУ; НИУ ИТМО 
 обсуждение документов, взаимодействие с ВАК
 
Цатурян Андрей Кимович,
 д.ф.-м.н., в.н.с., НИИ механики МГУ им. М.В. Ломоносова, лаборатория биомеханики
 обсуждение документов, взаимодействие с Советом по науке при МОН,
взаимодействие с ВАК
 
2. Мы благодарим за работу в Совете в 2018 году
Алексея Асафьевича Оскольского,
Сергея Петровича Полютова
Игоря Анатольевича Пшеничнова,
Ирину Анатольевну Сапрыкину.
 
 
3. По итогам обсуждения в Совете ОНР номинированы 
и дали согласие войти в состав Совета
Васильев Виктор Анатольевич, академик РАН, 
Математический институт им. В.А.Стеклова РАН, Москва, г.н.с.
 
Перов Николай Сергеевич, д.ф.-м.н., профессор, 
Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Москва, физический факультет
Зав.кафедрой магнетизма.
 
Тюрин Антон Павлович, к.х.н., с.н.с., 
Научно- исследовательский институт по изысканию новых антибиотиков имени Г.Ф. Гаузе, Москва
Институт биоорганической химии им. академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН, Москва
 
Шишкин Сергей Львович, к.б.н.
Национальный исследовательский центр "Курчатовский институт", Москва, начальник отдела
 
Итак, 12 номинантов, из них 4 (1/3) - "новенькие".
Хотя, конечно, это известные, активные люди. Н.С.Перов, А.П.Тюрин, С.Л.Шишкин
активно выступали на сайте, имеют свою позицию.
Надеюсь, что они еще до ОС ОНР появятся на сайте и выскажут свои пожелания по работе ОНР
и как они намерены в этом участвовать.
В.А.Васильев известен далеко за пределами математики своей общественной деятельностью:
Президент Московского математического общества, член Клуба 1 июля.
То, что он согласился войти в Совет ОНР, поддержал ОНР своим авторитетом - 
большая честь для нас и высокая оценка нашей работы.
 
Черта под списком не подведена. Если есть обоснованные предложения,
подкрепленные согласием номинантов - они войдут в список для голосования.
Конечно, лучше, если человека номинирует не кто-то один,
а хотя бы три члена ОНР. Устав ничего не говорит о процедуре номинации,
но практика показывает, что даже сильные кандидатуры могут не пройти, если
они мало известны.
 

6 комментарии

7 / 0
"Предвыборные обещания"

В личной переписке с А.Л. Фрадковым и Е.Е. Онищенко я озвучил некоторую критику в адрес работы Совета и организации ОНР в целом, в ответ они предложили мне поучаствовать в работе Совета, чтобы что-то изменить. Я кратко сформулирую здесь свои тезисы, и если они получат поддержку, то, соответственно, с помощью и поддержкой других членов ОНР, мы попытаемся воплотить все это в жизнь.

Думаю, многие из членов ОНР знакомы с практикой принятия решений и администрирования в "западных" университетах. Смысл наличия множества бюрократических и полуформальных комитетов, групп и советов - в обсуждении и подготовке позиций и документов, которые потом принимает ректор-президент. Ректор вовсе не обязан их слушать, но реально всё наоборот - без них руководство невозможно. Т.е. по уставу руководство обладает огромными, практически неограниченными, полномочиями, но реализовать их и все проконтролировать оно не в состоянии без опоры на такие инициативные группы. Такая вот "диктатура участия", в упрощенном виде. Похожие наблюдения про организацию науки/образования высказывал М.Соколов в интервью Индикатор.ру https://indicator.ru/article/2018/09/25/intervyu-mihaila-sokolova/  Мне эта система кажется более демократичной и весьма полезной для наших нужд.

1. Сейчас все сущностное обсуждение происходит внутри Совета, как я понимаю, - и именно это многих раздражает, порождает апатию и разочарование. Решить проблему, или по крайней мере, ее минимизировать, я предлагаю с помощью создания т.н. "рабочих групп" по наиболее актуальным проблемам образования/науки.

2. Смысл этого образования - сбор первичной информации, мнений наших членов и экспертов, статистики, знакомство с зарубежными и местными практиками и подготовка на их основе информационных материалов, проектов решений и резолюций Совета, выработка некой позиции. Через подобные "рабочие группы" можно было бы привлечь к работе Совета всех желающих (и трудоспособных). Они бы готовили материалы, а Совет уже обсуждал и делал готовые решения, выполнял представительские функции. Это бы и разгрузило членов Совета, и, с другой стороны, вовлекло бы в работу многих активных членов ОНР. Кроме всего прочего, это бы внесло некоторую планомерность, поскольку группа работает все время по одной тематике, не переключаясь.

3. Я вижу несколько проблем, к сожалению, не теряющих актуальности, по которым легко можно было бы объединить усилия людей: 1. Оплата труда и трудовые права (майские указы, точечные ситуации, как с проф.Балашовым); 2. Гранты и фонды (проблемы с РФФИ и ситуация в целом); 3. Проблемы аттестации, присуждения учёных степеней и званий; 4. Оборудование и расходные материалы, командировки (обновление приборной базы, ЦКП и прочая инфраструктура, премудрости закупки и бюджетного финансирования).

Насколько мне известно, руководство ФАНО-МинОбра платит немалые деньги за работу Центра стратегических разработок Северо-запад (и некоторых других похожих институций), которые делают некую экспертно-аналитическую работу. Качество её и ценность для принятия решений весьма сомнительны, это я заявляю, поскольку сталкивался неоднократно с этими товарищами. Крайне желательно, чтобы ОНР стало настоящим экспертно-аналитическим центром по самым актуальным проблемам работы нашей науки/высшего образования и генерировал адекватные и обоснованные предложения, формулировал и лоббировал интересы простых научных работников и, по мере сил, помогал защищать их права.
Надеюсь, что даже в случае моего неизбрания, хоть что-то из этого будет реализовано ОНР.
1 / 1
Нормальные намерения

Только не поддавайтесь гипнозу коллег по Совету ОНР: типа о "проблемах с РФФИ".  В РФФИ меньше проблем, чем в РНФ. На средства РНФ вообще невозможно ничего приобрести для работы, даже пачки бумаги. А что то купить более крупное, типа системного блока, или заказать анализ образцов, вообще неразрешимая проблема, кроме как обращаться к посреднику. Такое впечатление, что финансовые правила в РНФ направлены на поддержку всяких посреднических фирм за 15%. Хотя, да, в РНФ умеют красиво говорить, этого не отнимишь.

6 / 0
Я придерживаюсь иной позиции.

Я придерживаюсь иной позиции. Во-первых, самих фондов для поддержки научных исследований до смешного мало, как и денег. Во-вторых, как я уже где-то писал, гранатовая система у нас изначально была задумана как "гуманитарная помощь". Т.е. бюджета априори недостаточно для работы - ну, давайте подкормим тех, кто еще выжил работает. Вот мы в таком духе и прожили последние два-три десятилетия. А дальше как жить - непонятно. И никакие "Стратегии" и "Национальные проекты" пока не смогли прикрыть эту "нищету философии" (она же философия нищеты, извините за бородатые шуточки).

Т.е. проблемы начинаются с целеполагания, а уже дрязги с фондами и их бухгалтерией, безумной отчетностью и требованиями "хороших" статей за незадорого - это меньшие по масштабу проблемы, хотя и они тоже почти не решаются. Что в РФФИ, что в РНФ все проиcходит со скрипом. Также я бы обратил внимание на бессмысленную (для нас, но не для руководства фондов) и беспощадную аппаратную войну между ними.

Имейте в виду, что я старался написать краткий, схематичный текст, в надежде, что его прочитают. Как показывает практика, чем длиннее текст, тем ниже вероятность его внимательного прочтения.

3 / 0
Тезисы о задачах ОНР

К сожалению, в "эпоху перемен" очень трудно формулировать даже тактические задачи, не говоря уж о стратегических. Поэтому я просто перечислю ряд вопросов, которые лично мне кажутся проблемными:

Не помню кто, в своё время заметил, что в любом коллективе 10% работников выполняют 90% работы. Под сокращение, чаще всего, попадают именно такие люди, потому как они наименее "удобные". При этом не факт, что этих людей хорошо знают в коллективе, так как они не стремятся быть на виду. В свете тенденции сокращения научных штатов в стране, кто останется?

Насколько я помню политэкономию, разделение труда всегда повышает производительность. В свете этого мне абсолютно непонятна тенденция заставлять ученых быть многостаночниками (и преподавать, и подавать заявки на гранты, и писать статьи, и по всем вопросам отчитываться). Или это сознательная политика на снижение эффективности труда? Можно ли и нужно ли с этим бороться? 

Чтобы не говорили о повышении зарплат, штатные госбюджетные оклады инженерно-технических технических и младших научных сотрудников находятся ниже уровня МРОТ. Должны ли мы требовать изменений инструкций минфина?

В свое время люди боролись за 8часовой рабочий день. И добились этого. Но сейчас практически официально у нас 12-часовой рабочий день (основная работа плюс гранты, которые, формально, мы обязаны делать вне основного рабочего времени). Видит ли кто "свет в окошке"?

Больной вопрос - подготовка кадров. Выпускники школы, сужу по тем кто приходят к нам на кафедру, имеют низкую мотивацию и не очень сильную подготовку (вне узкой специализации). И с русским языком не всё хорошо. Несмотря на то, что у нас на физфаке есть обязательный курс русского языка (зачет), грамотность выпускников оставляет желать лучшего. А уж речь! Понимаю, что все идет не только из школы, но и от дикторов, и лекторов, но все равно грустно...

4 / 0
Продолжая тему

о "многостаночничестве", поднятую в предыдущем комментарии, хочу сказать вот что. На мой взгляд, взгляд преподавателя в университете, одна из задач ОНР - ставить вопрос о недопустимости недавней, но уже практически укоренной в вузах практики по введению "эффективных контрактов" одновременно с порочной идеей о том, что единственное ограничение для нагрузки преподавателя - отсутствие превышения 900 часов в год. Вне зависимости от должности. Кстати, сегодня узнала, что в одном из университетов Петербурга эти 900 часов умники в администрации уже решили считать не академическими, а астрономическими!

Это с одной стороны. С другой - включение нормативов по валу научной продукции в контракт с прописыванием таких деталей, как Х РИНЦевских статей за срок контракта, У - Скопусовских и т.под. Контракт, кстати, по последней моде, не может быть более длительным, чем на 3 года. То есть "эффективность" налицо: за одну зарплату и часов побольше и статей. И спрос - не реже, чем каждые 3 года. С каждого - по семь шкур! Понятно, что объективно создаются все условия для невыполнения заявленных целей (вхождения вузов в разные рейтинги с хорошими показателями). Нечего и говорить, что имеющиеся профсоюзы не выступают в защиту ППС (профессорско-преподавательского состава).

2 / 0
Э.С.Медведев номинирован в Совет ОНР

Только что получил сообщение от Эмиля Самуиловича о согласии номинироваться в Совет ОНР. Я искренне рад этому, поскольку его энтузиазм и деятельность при сохранении здравого смысла - это то, чего нам всем не хватает. В общем впечатление такое, что жизнь налаживается и работать в ОНР в следующем году будет более интересно, чем в нынешнем.

 

Страницы