07
Мар
2016

как увеличить финансирование научных исследований в РФ

А) так как бизнес в РФ мало вкладывается в НИР - ввести дополнительный налог на прибыль для крупного и среднего бизнеса
14%
Б) стимулировать бизнес вкладывать деньги в НИР налоговыми льготами, либерализировать торговлю интеллекутальной собственностью
71%
В) попросить денег у государства и это проблема государства где брать эти деньги
14%
Всего голосов: 14
Смотрите также: 

28 комментарии

0 / 0
подробнее по теме опроса
 

Вариант А. Так как бизнес не финансирует научные исследования в тех же объемах которые имеют место быть на Западе, то это дает моральное право государству взимать дополнительный налог на научные исследования с целью увеличения научного бюджета РФ в 2 раза. Взамен отечественному производству бесплатно предоставляются результаты научных исследований и технологические решения, оказываются различные уникальные услуги и выдаются гранты на НИР в интересах конкретных производств.

вариант Б. Следует скопировать законы США и Европы и внести законы о налоговых льготах, особенно для мелких и неразвитых отраслей т.е. для всех кроме торговли и сырьевых направлений бизнеса. Например, затраченные на НИР и ОКР средства вычитаются из налогооблагаемой базы с коэффициентом 1.5-2. Плюс отдельный закон о праве продавать отечественным производителям патенты и разработки государственных НИУ (кроме идей оборонного значения и имеющих отношение к нефте-газовому сектору). В общем мотивировать бизнес увеличить затраты на НИР до бобщемировых. Плюс общий доступ к грантам для всех отечественных корпоративных исследователей.

вариант В. Так как у нас тут преимущественно фундаментальные исследователи, то мы игнорируем факт дисбаланса научного бюджета и тупо просим у государства денег несмотря на кризис. И не выносим эти темы на рассмотрение

 В конечном итоге я предлагаю     Рассмотреть вопрос увеличения налога на прибыль (или ввести иную дополнительную налоговую выплату) для крупных и средних компаний с целью государственной поддержки фундаментальных, прикладных НИР и развития корпоративной науки. Также вести льготу осовобождающую предприятия, самостоятельно проводящие или финансирующие НИР, от данной дополнительной налоговой выплаты.  На дополнительные полученные средства следует увеличить бюджет фонда РФФИ в 2 -4 раза, создать 5-100 тысяч рабочих мест в корпоративном научном секторе и воссоздать федеральную целевую программу по поддержке фундаментальных и прикладных НИР обеспечивающих стабильность и развитие отдельных отраслей экономики и в интересах частных предприятий.

 
0 / 0
Копать надо глубже

Вам скажут, что господдержка науки у нас выше крыши, да только результатов нету, а бизнес и так задушен и вот-вот помрет даже и без новых налогов. Что льготы будут получать те, кто будет лучше других имитировать науку. Создать рабочие места в корпоративном бизнесе - еще более странно: это как, по госзаказу?.. Научные учреждения, мне кажется, и сейчас могут продавать бизнесу исключительные лицензии, у государства лишь есть права получения неисключительной лицензии.

Для дальнейших размышлений:

http://inosmi.ru/world/20150107/225375584.html
Интервью с Лореном Грэхэмом: Russian science is amazing. So why hasn’t it taken over the world? (в переводе заголовок неудачный)

http://hightech.fm/2016/03/02/vlad_martynov2
Влад Мартынов (гендиректор Yota Devices) Для прорыва нужна эмоциональная мобилизация страны

1 / 0
ФАНО не дает исключительные лицензии

Научные учреждения не могут передавать исключительные лицензии ни кому. Мораторий на оборот собственности, действующий в ФАНО и РАН, блокирует это уже третий год. А неисключительные лицензии, пардон, мало кому нужны. И уж тем более инвестиций под них не привлечь.

О какой инновационной экономике может идти речь, если НИИ не могут передавать свои патенты??

0 / 0
А в чем первопричина?

Да, я не знал. Но логика понятна - собственность ведь действительно могут "растащить". Нужно обеспечить достаточно сильные защитные механизмы. Видимо, процесс их создания и вообще реформ просто идет очень медленно из-за низкой компетентности и низкой заинтересованности тех, кто им занимается.

Или есть какие-то еще причины?

0 / 0
давайте сравним

В США есть даже специальный закон Бэя Доула который РАЗРЕШАЕТ продавать интеллектуальную собственность созданную на гос средства. В США можно легко купить за 1 доллар не использованный но устаревший дорогущий исследовательский прибор у оборонной компании или научного гос. учреждения.

В РФ даже если бизнемен затратит на создание интеллектуальной собственности кучу денег и своих ресурсов, но заплатит НИИ 1%  работы по данной разработке это уже грозит тем что его интеллектуальная собственность превратится в интеллектуальную собственность с гос участием и его компания станет компанией имеющей на балансе гос. собственность... Это основание для рейдерского захвата. Создание НИИ или ВУЗом частного предприятия не меняет кардинально ситуацию.

В РФ теперь даже с помойки не получится взять прибор (я например имею с РАНовской помойки коллектор фракций и еще ряд приборов которые нас буквально спасли). Сейчас если уж списал прибор, будь любезен оплатить его разбор на запчасти, извлечение цветных металлов и сдай эти металлы государству... У нас холодильники советских времен кто-то забыл пересчитать при деноминации и они до сих пор стоят в диапазоне 15-80 тыщ, хоть и не работает большая часть... и сколько денег за эти многомиллионные бытовые холодильники пришлось платить, представить страшно.

Отсутствие эксклюзивности также делает бессмыссленным для отечественного производителя оплату исследований государственными НИИ. Само государство предпочитает финансировать прикладные  НИР которые имеют 100% перспективу реализации т.е. поддерживаютс проекты повторяющие уже выполненные кем-то исследования, что часто обесценивает затраты частных компаний на разработки. Ну и таки да, в большинстве развитых стран НИР делаютс не с прибыли, еще и налоговые вычеты на сумму затраченную на исследования. У нас - хочешь потратить 1 млн. на исследования - сначала заплати налог на эту сумму... Есть конечно исключения, например налоговые вычеты с коэффициентом 1.5 в фармацевтике и других приоритетных отраслях.  

0 / 0
Я бы еще добавил

Само государство предпочитает финансировать прикладные  НИР которые имеют 100% перспективу реализации

- мне кажется, в основном финансируется (по механизмам ФЦП ИиР и им подобным) то, что лишь выглядит имеющим перспективы, а на деле деньги просто "осваиваются": вся "работа" заканчивается сдачей отчетности, а выйдет ли дело когда-нибудь на реальное производство - это уже никого не волнует. В лучшем случае за государственные деньги делается то, что бизнес сделал бы в несколько иных условиях сам, намного качественнее и несравненно экономнее.

Остается вопрос: почему, несмотря на то, что эти проблемы вовсе не тайна за семью печатьями (см. хотя бы тот же "Национальный доклад об инновациях в России - 2015", подготовленный Минэкономразвития, "Открытым правительством" и РВК), ничего не меняется.

0 / 0
ну а как вы хотели, диалектика

новые научные идеи, методики, разработки получаются чаще методом проб и ошибок. Однако и пробовать и ошибатся категорически запрещено хоть в ФЦП, хоть в темпланах по  гос. заданиям. Например, мы тут с коллегами новый класс вакцин пытаемся создать, заодно расширим классификацию (если получится) но мы безусловно ни на какие ФЦП и РНФ не будем подавать т.к. риск велик проиграть, банально окажется что нужно было другими методическими подходами пользоватся... По своему тем плану та же ситуация - планируем то что можно точно выполнить в т.ч. если государство опять обрежет ВСЕ затраты на реактивы и приборы по проекту. Прорывные вещи в итоге делаем на коленке, в свободное время, за свой счет. В итоге на это уходят годы и нас опережают наши зарубежные друзья... Я не вижу чтобы чиновники вдруг изменили свою психологию и менталитет, поэтому если в бизнес структурах начнут проводить исследования в т.ч. и фундаментальные, то появятся шансы на альтернативные источники поддержки. 

ФЦП проект это некий ритуал который нужно выполнить чтобы получить ресурсы для настоящих исследований. Формально там все выглядит довольно адекватно, они вроде все сделали чтобы быть максимально эффективными и результативными в условиях жесткого контроля. С другой стороны - если чистый фундаментал лезет за деньгами в прикладной проект не пригласив в колабораторы никого из профильных специалистов, то ничего удивительного что проект завершается ничем. А реальному производственнику зачем тратить на нир 10 млн чтобы получить еще 10 млн от государства? Если нашел 10 млн, то недостающую сумму уже не проблема найти. 

0 / 0
Фундаментальные работы все-таки должно финансировать государство

Даже такой вариант, как у Лэнгмюра - который в GE должен был заниматься сугубо прикладными задачами, но попутно мог решать и фундаментальные - это экзотика, очень зависящая от субъективных факторов. Лэнгмюру просто очень повезло с руководителем лаборатории - http://trv-science.ru/2009/08/04/irving-lehngmyur-i-dengi/  И в России в особенности трудно представить, чтобы фирмы начали вкладываться в фундаментальные работы. Господдержка фирм в этом направлении приведет к страшной коррупции (на это не идут даже на Западе!). Гораздо естественнее использовать для поддержки фундаментальной науки государственные механизмы в чистом виде.

Это, казалось бы, мог бы делать РНФ - у него есть все инструменты. И сейчас условия предоставления гранта РНФ обеспечивают достаточную степень свободы для исследователя (очень надеюсь, что это сохранится), особенно если администрация организации, куда попадает грант, не вставляет палки в колеса. Но у них и денег недостаточно в масштабах страны, и экспертиза находится в очень странном виде (не понимаю, почему они с этим не могут справиться!). В целом те деньги, которые у них есть, они распределяют не самым худшим образом, но это благодаря жестким публикационным порогам - для подавляющего большинства они оказываются слишком жесткими, а вот если их понизить, то экспертиза наверняка вообще не справится. Но это вопрос вполне решаемый! В крайнем случае можно даже воспользоваться рекомендацией Игоря Ефимова и нанять для организации экспертизы какой-нибудь NSF.

Тут нужны лишь политические решения - деньги на поддержку фундаментальной науки нужны совсем небольшие в сравнении даже с общим бюджетом на "исследования и разработки", а эффект мог бы быть очень большим, и при этом требуется гораздо меньше разнообразных дополнительных мер, как для поддержки исследований в предпринимательском секторе. В особенности в том, что касается вовлечения в науку молодежи - сейчас ее численность выросла в основном лишь на бумаге, т.к. перспективы серьезной работы без прозябания в полной нищете все никак не появятся. А это были бы кадры, которые могли бы далее включиться и в серьезные прикладные исследования и разработки.

0 / 0
это смотря что понимать под фундаментальными исследованиями

в 90-е годы был закон о приоритетной гос поддержке фундаментальных исследований. Однако под фундаментальными исследованиями подразумевались исследования РАН не имеющих риска быть коммерциализованными... Соответственно все остальные НИИ были жестко недофинансированы и либо пытались делать прикладные исследования за счет самообеспечения, либо пытались имитировать фундаментальные исследования на советских запасах реактивов. Теперь государство развернулась к прикладным исследованиям но поддерживая в первую очередь ученых с хорошими публикациями т.е. большая часть этих ученых - непрофильные специалисты. В итоге, даже по ФЦП неРАНовские НИИ деньги получали не особо интенсивно, большая часть продолжила деградировать. В итоге мы имеем ситуацию когда государство реально поддерживает фундаментальные исследования только в узком спектре направлений. И мы пришли к тому что да семенной картофель мы покупаем в Голландии, Пакистане и бог знает где еще и что нашу картофельную страну легко поставить на колени и это произошло не по причине дефицита прикладных исследований, а по причине отсутствия ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ исследований по генетике и физиологии картофеля и по причине разрушения научной инфраструктуры в этой области ну нельзя вывести новый сорт картошки конкурентоспособный на рынке пользуясь дедовскими методами и руководствуясь знаниями 19-20 века. Вот и появился грант РНФ по картошке (который либо выиграет самый главный картофелевод, либо какой-нибудь РАНовец бывший. В первом случае за большие деньги сделают ровно то же что и раньше, во втором - сделают современно, но без перспектив внедрения, скорее всего). Так ведь помимо картошки и кур есть еще куча отраслей которые либо уже деградировали, либо висят на ниточке именно из за отсутствия теоретической базы и научных кадров, на основе которых возможны прикладные исследования и разработки. 

Поэтому я и утверждаю что именно в РФ бизнес должен финансировать и фундаментальные исследования т.к. государство наше эти исследования не финансирует и не будет этого делать ближайшие лет пять минимум. Ну нельзя без фундаментальных исследований делать прикладные. И если проблема не решается на основании существующей теоретической базы значит нужно развивать теоретическую базу а не плодить горы повторяющихся прикладных исследований. Пока это выглядит как если бы СССР пытаясь создать атомную бомбу не развивал ядерную физику а дрючил химиков-технологов чтобы они взрывчатку помощнее придумали....

Например, я занимаюсь поиском новых вирусов и бактерий и новых инфекций, с точки зрения бизнеса это не та сфера которую он готов финансировать ибо, на начальном этапе, ответа как эти инфекции побороть - нету!!! С точки зрения западных коллег это фундаментальные исследования в области вирусологии и патологии. А с точки зрения некоторых наших коллег из ОНР это прикладные исследования которые пусть бизнес сам финансирует... Ну значит нужно к этому прислушатся. 

0 / 0
спасибо за ссылки

сначала давайте определимся - нужно ли увеличивать бюджет на науку? За счет отсутствия частных инвестиций ОБЩИЙ бюджет на НИР в стране остается маленьким несмотря на то, что страна в лидерах по гос. финансированию НИР.  Соответственно, часть ученых недополучает необходимых ресурсов чтобы делать фундаментальные научные исследования на нормальном уровне (если у тебя не хватает денег на то чтобы провести опыт на нормальной выборке, то и публиковать потом такие данные не станешь в приличном журнале...). Я не предлагаю сейчас рассуждать о том как нам продвинуть инновации - здесь слишком мало ученых-прикладников, нет инженеров, технологов и руководителей высокотехнологичных предприятий. Я предлагаю подумать о своей, фундаментальной рубашке которая , как известно, ближе к телу.

Полагаю что многие понимают - пока прикладник -Василий Афонюшкин ищет новые вирусы и болезни у кур и людей за 17 тыщ в месяц да еще и с коллективом коллег (по 8 и 15 тыщ в месяц тратящих на зарплату) некоторым ученым из Академгородка может банально не хватить денег на поездку на научную конференцию в Штаты (и, кстати, если просуммировать мою зарплату, то денег на штаты хватило бы одному исследователю-фундаменталу). Большая часть исследований частными компаниями делается на аутсортинге т.е. ну не будет частная компания покупать электронный микроскоп ради нескольких десятков снимков - она закажет исследования у опытного специалиста, который на эти деньги лишний раз какую-нибудь запчасть приобретет. 

Таким образом - если мы добъемся увеличения частных инвестиций в науку то применительно к академической науке мы получим следующее:

1. более безболезненное сокращение кадров - часть ученых не интересующихся фундаментальными исследованиями смогут уйти и освободить ставки например, для молодежи. 

2. дополнительные заказы на исследования для НИИ и ВУЗов 

3. альтернативное администрирование - если поссорился с главным генетиком страны останешься без грантов н сможешь выжить на хоздоговорах... т.е. большую СВОБОДУ и рост конкуренции НАЧАЛЬСТВА за ученых

То есть, мы реально можем увеличить финансирование именно фундаментальных исследований в стенах НИИ в два раза за счет перераспределения тематик, кадров и дополнительных вложений бизнеса в инфраструктуру и кадры. А у нас висит домокловым мечом обещание перехода на грантовое финансирование в условиях дефицита ресурсов.... Полагаю люди с хорошим математическим образованием или просто жизненным опытом понимают что это означает.

достаточные ли я привел основания для того чтобы начать решать данную проблему с помощью ОНР?

Честно говоря я бы предпочел обсуждать эту тему не в период кризиса, чтобы и впрямь это не послужило поводом сократить гос.бюджет пропорционально росту частных инвестиций

0 / 0
Вопрос о механизмах

Безусловно, создание условий, в которых бизнесу было бы выгодно финансировать исследования и разработки, одна из главных задач государства в данный момент. Но предложения должны быть очень хорошо подготовлены - явно не путем форумного голосования, а путем организации работы экспертов, их взаимодействия с чиновниками и т.п.

Наиболее интересно то, что есть же уже куча рекомендаций -

"Национальный доклад об инновациях в России - 2015", подготовленный Минэкономразвития, "Открытым правительством" и РВК

Научно-технологическое развитие России: стратегия и тактика. Онлайн-дискуссия STRF.ru. 03.02.16

- и др., но ведь практически ничего не делается.

Может быть, стоило бы попытаться вступить во взаимодействие с такими людьми, как Евг. Кузнецов (насколько я понимаю, один из основных авторов доклада) - они уже многое проанализировали и, очень возможно, также в курсе, почему все настолько буксует. Может быть, к примеру, помогла бы публичная поддержка со стороны научного сообщества - в прессе, в Совете по науке, в форме заявлений Совета ОНР и др. Или - сначала продолжить обсуждение, вовлекая в него действующих ученых (когда в основном разговор идет с наукометристами и чиновниками, многое теряется).

Честно говоря я бы предпочел обсуждать эту тему не в период кризиса, чтобы и впрямь это не послужило поводом сократить гос.бюджет пропорционально росту частных инвестиций

То, что кризис, это как раз не повод опасаться дискуссии - именно сейчас потребность в поиске путей реального развития наиболее острая, а финансирование фундаментальной науки, как видно из "Национального доклада", и так уже ниже некуда.

 

0 / 0
поэтому я и говорю о налогах

Тезис 1. В РФ очень мало как иницативных людей (в плане бизнеса), так и бизнесменов склонных к инновациям (по ряду причин). По этой причине БОЛЬШАЯ часть производственников-бизнесменов НЕ БУДЕТ пользоватся льготами для всяких разработок особенно сейчас, в период импортозамещения (для импортозамещения нужно копировать, а не разрабатывать). Напомню что у нас многие производства возглавляют вовсе не выходцы из науки или технической элиты и им искренне непонятно зачем нужна наука и как извлечь прибыль из разработки.

Тезис 2. Если увеличить налог на прибыль на 0.1% для крупного и среднего бизнеса с целью увеличения господдержки компаний проводящих НИР в размере 10% от их прибыли в среднем и одновременно ввести льготу по этому налогу для компаний проводящих НИР то мы МОТИВИРУЕМ дополнительную часть бизнеса активизировать свою научную активность, а пассивная часть бизнессообщества профинансирует рост инновационной экономики и развитие в т.ч. фундаментальных исследований (задача ОНР обосновать необходимость поддержки фундаментальных исследований из этих средств). 

Тезис 3. Отечественный бизнес намного меньше вкладывает в НИР и ОКР чем это делают зарубежные компании поэтому увеличение налогового бремени обосновано это выравнивает затраты западных компаний и отечественных т.е. все честно.

Тезис 4. С другой стороны - именно отсутствие частных инвестиций в науку делает неконкурентоспособным наши производства и фактор времени все усугубляет. Поэтому если мы заставим часть бизнеса заниматся научной деятельностью и заставим другую часть бизнеса платить за свое будущее то это, в первую очередь, вопрос сохранения отечественного бизнеса на отечественных рынках... 

 

 

0 / 0
Это тоже коррупциогенная схема

Будут имитировать науку, давать взятки и уходить от налога.

0 / 0
да и что в этом плохого?

Реально и на западе значительная часть научной деятельности компаний обусловлена желанием снизить налоговые издержки, другой вопрос что рациональнее все же от имитации переходить к реальной работе чтобы потратив 100 тыс, ради уменьшения налоговых издержек на 500 тыс, все же получить со 100 тыщ еще какой-нибудь навар в виде улучшения технологического процесса или еще чего-нибудь полезного.  На худой конец если уж выбирать кому из ученых давать деньги на НИР дабы потом скостить налоги, наверное предпочтут дать авторитетному специалисту занимающемуся актуальной или модной темой, а не случайному шарлатану или товарищу с правильными связями в Минобре.

Любой процесс не обладает 100% КПД и в любой реакции есть побочные продукты реакции. Сама по себе коррупция не плоха, в РФ вообще большая часть коррупции нацелена на компенсацию неэффективных законов и подзаконных актов. В нашем случае РФ не потеряет деньги а просто недополучит какие-то суммы от дополнительного налога. Скорее всего для имитации научной деятельности привлекут ученых т.е. окажут социальную помощь которую ученый может перенаправить на научные исследования.

Помимо этого, значительная часть научных исследований, проводимых частными компаниями в РФ не афишируются так как к тому нет экономических мотиваций, поэтому реальный разрыв между  частной наукой на Западе и в РФ меньше. В первую очередь налоговая стимулация выведет из тени отечественные компании, заставит привлечь в эти проекты ученых из НИИ и ВУЗов для доработки или оформления научных результатов. Можно будет лучше оценить что у нас делается в частном секторе. Ведь многие светлые головы из наших НИИ ушли именно в производство (остались или фанатики или люди с инерционным мышлением, ленивые, замужние  или те кого никуда не возьмут) и они не поглупели за эти годы и сохранили способности к научному поиску. 

0 / 0
немного о форсайте по инновациям

Анализ результатов Форсайта « Как повысить инновационную эффективность научных исследований для сельского хозяйства?»

27 октября в п.Краснообск в «Институте экспериментальной ветеринарии Сибири и Дальнего Востока» (совместно с «НИИ экономики сельского хозяйства») был проведен форсайт посвященный вопросам повышения инновационной эффективности научных исследований. Одним из требований при проведении форсайтов является подбор экспертов – необходимо сформировать максимально широкий круг экспертов различных специальностей, разной ведомственной принадлежности и избежать доминирования какой-либо группы экспертов или руководителей в процессе анализа данных и генерации идей. Это требование было успешно выполнено в форсайте участвовали и представители институтов Академгородка  (ИХБФМ СО РАН – к.б.н. Дымова М.А.) и сотрудники сельскохозяйственных НИИ и представители инновационного бизнеса (ООО «Биоаванта» и др.). Активное участие приняли представители академпарка, Новосибирского государственного аграрного университета и фонда Бортника. Таким образом, на одной площадке удалось свести представителей структур функционально взаимосвязанных но крайне недостаточно взаимодействующих друг с другом. На обсуждение было поставлено ряд вопросов (таблица 1).

 

Таблица 1. Вопросы по эффективности НИР

№ п/п

вопрос

  1.  

Как мотивировать ученых генерировать научные идеи востребованные в производстве?

  1.  

Как увеличить количество и качество научных идей?

  1.  

Исследования для генерации прибыли лаборатории или исследования для обеспечения стабильности развития отрасли? Что важнее, как оценить экономическую эффективность НИР и как мотивировать региональные администрации и научные фонды?

  1.  

Заказы НИР бизнес-структурами как снизить риски финансирования?

  1.  

Развитие корпоративной науки, как стимулировать?

  1.  

Внедрение инновационной разработки – стартап, бизнес-процесс или что нужно сделать, чтобы повысить активность и эффективность научных коллективов по выведению научных разработок на рынок?

  1.  

Приоритетное финансирование научными фондами неинновационных разработок как способ минимизации рисков инвестирования – нужно ли с этим бороться? Чего здесь больше - ущерба для частных инновационных компаний или пользы от снижения цен на рынке для конечного потребителя?

  1.  

Нужна ли консолидация исследований в крупные приоритетные направления или множество мелких научных проектов по самым разным направлениям с большей вероятностью позволит достичь инновационных прорывов?

 

На первом этапе форсайта были даны вводные лекции по вопросам инноваций, инновационной экономики, институтам поддержки инновационных разработок. Предварительно организаторами форсайта был проведен анализ трендов влияющих на развитие свиноводства и птицеводства (таблица 2). К наиболее важным трендам можно отнести укрупнение с.-х. производств по выращиванию свиней и с.-х. птицы. Особенности такого укрупнения влекут за собой целый ряд проблем требующих как дополнительных научных исследований и разработок (например, разработка мер борьбы с новыми инфекциями возникающими по причине переуплотнения животных), так и нормативного регулирования (совершенствование земельного законодательства для обеспечения меньшей концентрации с.-х. объектов на территории предприятия).

            К важным трендам можно отнести вопрос накопления неконтролируемых инфекций. Например, в птицеводстве количество вирусных инфекций не контролируемых вакцинациями больше, чем инфекций которые хорошо изучены и для борьбы с которыми имеются диагностикумы и вакцинные препараты.  Высказана версия, что существуют экономические причины ограничивающие максимальное количество продуктов в продуктовых линейках биотехнологических компаний и, на сегодняшний день, имеет место насыщение продуктовых линеек, что ограничивает внедрение на рынок, в рамках существующего нормативно-правового регулирования, новых биоперапаратов для борьбы с новыми инфекциями. Следовательно, помимо решения вопроса – как повысить эффективность внедрения новых разработок в сфере биотехнологии, нужно решать вопросы связанные с либерализацией процедур по регистрации новых биопрепаратов, по организации малых биотехнологических производств в структуре научно-исследовательских учреждений.

 

 

Таблица 2. Факторы влияющие на развитие свиноводства и птицеводства в РФ

 

Тренды

Факторы

 

Укрупнение производства

 

 

Дефицит долгосрочных кредитов с низкой процентной ставкой

Более эффективное лоббирование

 

 

Вытеснение с рынка мелких товаропроизводителей

Низкий процент потенциальных бизнесменов среди населения

Отсутствие консолидации, совместной переработки, сбыта

 

 

 

Кризис перепроизводства

 

Недостаточный выход на внешние рынки

Возврат на отечественный рынок зарубежных компаний

 

 

 

Достижение предельных размеров продуктовых линеек у биотехнологических производств и фарм. компаний

Компании мало специализированы

Крайне мало развиты фундаментальные исследования в аграрной науке

Нет трансфера знаний между разными научными учреждениями

 

Накопление неконтролируемых инфекций

 

Отсутствие системы поиска эмерджентных инфекций

Отсутствие грантов и источников финансирования

Слабая материально-техническая база в микробиологических и вирусологических лабораториях

Неадекватность существующих систем биозащиты для крупных производств

 

 

Снижение качества подготовки специалистов

 

Сокращение объемов производственной практики

Уменьшение процента преподавателей с опытом работы на производстве и/или в НИИ

Слабая материально – техническая база

Отсутствие контакта ВУЗов с производством и НИИ

Рост зависимости от зарубежных селекционно-генетических центров

Отсутствие современного оборудования в селекционных центрах

 

 

 

Снижение зависимости от ряда сырьевых компонентов кормов

Строительство заводов по производству аминокислот

Развитие производства органических производных микроэлементов

Программы по поддержке отечественной биотехнологии

Развитие методов разработки рационов с использованием метаболомики

Переход на современные методы молекулярно-генетических исследований в селекции

Развитие молекулярной биологии в сельхоз НИИ и селекционных центрах

Развитие теоретической базы и накопление знаний о молекулярных и генетических механизмах продуктивности

 

 

Рост использования молекулярной биологии и генной инженерии

Непрерывное развитие этих сфер знаний увеличивает вероятность появления востребованных производством технологий

Переход на рекомбинантные белки при производстве диагностикумов

Заход на ветеринарный рынок медицинских компаний

 

Более широкое использование сельхоз предприятий для получения фарм. сырья

Получение IgY антител

Создание новых вакцин из растений

Инвестиции владельцев птицефабрик в расширение продуктовых линеек

 

Развитие новых методов утилизации отходов и биоэнергетики

Особенности РФ законодательства по земле

Рост загрязненности и конфликтов с экологами

 

 

Появление небольших биотехнологических производств по производству вакцин, бактериофагов, пробиотиков на базе НИУ

Мода на бактериофаги и большое количество научных коллективов в сочетании с небольшими затратами на разработку

Мелкие биотенологические компании на региональных рынках более эффективны

(в плане создания качественных пробиотиков)

Накопление «вариантных штаммов» требует быстрой разработки и производства новых вакцинных препаратов

 

 

 

В качестве моделей инновационных идей были использованы проекты молодых исследователей из НГАУ которые планировалось подать на конкурс фонда Бортника «Умник». При анализе этих проектов была выявлена закономерность – большинство проектов потенциально способны дать экономический эффект, обладают инновационностью т.к. способствуют созданию новых рынков, однако, за небольшим исключением, они не могут получать поддержку в рамках программ «Старт» (для малого инновационного бизнеса) и мало вероятно, что они могли бы быть успешными в рамках конкурса «Умник».

           

 Например, одна из участниц предложила разработать новый корм для шиншилл – объемы производства такого продукта не требуют строительства завода, рынок сбыта имеет тенденцию к росту и каких-либо проблем с особыми требованиями инфекционной безопасности, при производстве продукта, не прогнозируется. Во всех остальных случаях – исследователи выполняют работы на базе крупных производств или НИУ, на выходе получается некая технология или услуга, которая может обеспечить значительную экономическую прибыль для крупного предприятия, но полученные знания крайне легко воспроизвести кому угодно, после однократного внедрения новой технологии сложно рассчитывать на повторную продажу идеи кому-либо еще. В случае биотехнологических проектов, также наивно рассчитывать на возможность построить крупное биотехнологическое производство, рентабельное при производстве и сбыте одного единственного продукта.

Проблема состоит и в том, что научные исследования могут завершаться разработками которые можно внедрить, создав малую инновационную компанию, закупив минимум оборудования и получив, в итоге, некий продукт который можно производить и продавать самостоятельно в небольших масштабах. А другой вариант – можно выявить ключевую проблему ограничивающую развитие отрасли, в целом, и решив эту проблему на научном уровне, распространить технологию решения проблемы обеспечив отрасли экономический эффект в десятки и сотни миллионов рублей.  Например, небольшая научная работа школьницы из малой сельскохозяйственной академии посвященная изучению эпизоотологии болезни Гамборо с помощью геоинформационных систем, позволила только на одной из птицефабрик получить экономический эффект 4,5 млн. руб. всего лишь оптимизировав очередность загрузки цыплят в птичники. Если учесть количество птицефабрик которые использовали эти научные данные, то мы получим несомненный долгосрочный эффект для отрасли однако не будем иметь возможности коммерциализовать такое знание. Означает ли невозможность коммерциализации научной работы необходимость жертвовать птицефабриками неблагополучными по болезни Гамборо? Другой пример – один из крупных птицеводческих холдингов заплатил исследователям 40 000 рублей за решение проблемы микоплазмоза. Изучив закономерности развития инфекции, поняв когда и как происходит перезаражение птицы т.е. проведя фундаментальные исследования, на основании теоретической информации, была разработана технология которая только в данном холдинге принесла дополнительную прибыль в 360 млн рублей в год. Могут ли исследователи приобретать оборудование, жить и ездить в командировки всего лишь за 40 тыс. рублей?  Очевидно, что подобная сумма не позволит воспроизводить научные исследования и сами исследования были возможны благодаря наличию соответствующей, ранее созданной, инфраструктуры. Следует учитывать что новые подходы к фармакопрофилактике микоплазмоза сегодня распространились по территории РФ т.е. экономический эффект еще больше и даже налоги полученные государством, окупают государственные затраты на научные исследования выполненные данным конкретным коллективом многократно. С одной стороны экономический эффект очевиден, с другой стороны существует мотивация отказываться от подобных исследований в пользу работ которые приносят меньшую прибыль отрасли в целом, но в «карман» исследователя поступает больше денег. Учитывая, что свиноводство и птицеводство  представлено в основном крупными компаниями и холдингами, существует риск, что отсутствие исследований необходимых для развития отраслей в целом, снизит экономическую эффективность, замедлит их развитие.  Грантовая поддержка подобных исследований отсутствует (например, РФФИ поддерживает исследования в сфере медицинских и инженерных наук, но не поддерживает сельскохозяйственные науки). Бизнес в России, в принципе, не склонен финансировать научные исследования, тем более, несущие пользу не только конкретному бизнесмену, но и его конкурентам.  Бюджетное финансирование на сегодняшний день таково, что в сельскохозяйственных НИИ закупки оборудования практически не осуществляются, разница в зарплатах с НИИ бывшей РАН весьма существенна (таблица 3), что ограничивает мобильность кадров и трансфер знаний из НИИ разной ведомственной принадлежности

 

Таблица 3. Различия в финансировании НИР в 2007г. между НИИ разных ведомств (без учета внебюджетного финансирования)

 Параметр

РАН

Россельхозакадемия

Различия

Приобретено оборудования в двух модельных лабораториях 2007г

~20 млн. руб. (2007г.)

0,4млн руб. (2008г.)

2,4 млн. руб. (2007г.)

14 000 руб. (2006г.)

Варьируют от 8,3 до 1428 раза

Расходы из государственного бюджета в 2007г.

553571 руб. на 1 исследователя

~160000 руб. на 1 исследователя

В 3,46 раза

 

Закономерен вопрос - нужна ли фундаментальная наука в стенах сельхоз-НИИ и вузов или нужно наладить выполнение запросов на соответствующие исследования в институтах Академгородка?  В рамках Форсайта данный вопрос обсуждался, но единого решения получено не было. Вероятно, выше перечисленные исследования, полезные для развития отраслей в целом, можно отнести к фундаментальным исследованиям в ряде случаев. Отсутствие новых знаний не позволит разрабатывать принципиально новые продукты и технологии – это очевидно. Например, обнаружение и изучение новой вирусной инфекции создает научные предпосылки для создания принципиально новых инновационных вакцин и диагностикумов. Вероятность что ученый-биолог из Академгородка обнаружит новую инфекцию у кур или свиней довольно мала, для этого ему как минимум нужно регулярно изучать болезни кур и свиней в реальных условиях и уметь диагностировать несколько сотен традиционных болезней. Однако и вероятность успеха исследователя – ветеринара невелика по причине отсутствия доступа к оборудованию и современным методам исследований.  Возможно ли наладить взаимоотношения между биологами и ветеринарами и как можно мотивировать преуспевающего биолога заниматься фундаментальными исследованиями необходимыми для развития сельского хозяйства?

Сделано наблюдение – различные фонды склонны поддерживать неинновационные проекты. Например, гос.поддержка разработки нового микосорбента одним из фондов означает что вложения частного бизнеса в разработку аналогичных продуктов осуществленные существенно раньше будут обесценены и это может демотивировать частных инвесторов вкладывать средства в инновации. Нет уверенности что снижение рисков для государственных фондов вкладывающихся в неинновационные разработки может компенсировать отсутствие реальной поддержки инновационных но высокорисковых разработок.

            В процессе Форсайт игры было сформировано две модели реализации научных идей: первая модель подразумевала «классический» вариант внедрения (который сегодня охотно поддерживается различными фондами) – малая инновационная компания выводит на рынок новый  антибактериальный препарат на основе наночастиц и намерена применить его в птицеводстве, но не обладает достаточными ресурсами для проведения клинических испытаний препарата, регистрации и выведении на рынок. Рассматривалась возможность расплачиваться с исследователями или НИИ из будущих прибылей. Предложен вариант предоставления части акций НИУ в котором будет проводится необходимые испытания препарата либо принятие на работу в качестве совместителя сотрудника НИУ. Приведены примеры, когда крупные биотехнологические компании выполняют исследования на базе НИУ принимая аспирантов на работу в качестве совместителей, что позволяет получить дополнительные ресурсы для проведения разнообразных исследований как для частной компании (приборы, консультации), так и для НИУ (возможность обеспечить достойной зарплатой молодых ученых и аспирантов, повышение эффективности внедрения НИР в практику, вероятное получение части прибыли от внедрения результатов НИР). Остается нерешенным вопрос отношения руководства НИУ к подобному сотрудничеству – не каждый директор захочет,  чтобы кто-то на безвозмездной основе пользовался ресурсами института и остаются риски споров за распределение доходов от реализации интеллектуальной собственности.  Следует учитывать, что и для государства и для региональных властей имеет значение инновационная активность как таковая, в то время как для руководства НИУ и самих сотрудников более важно, чтобы контроль над результатами научных исследований оставался за научно-исследовательским учреждением и доход от реализации разработки, тоже, даже если это будет идти в ущерб экономической эффективности. Вторая модель подразумевала решение научных задач необходимых для решения проблемы  актуальной для отрасли бройлерного птицеводства, в целом. Анализировался пример, когда резкое снижение продуктивности цыплят бройлеров на большинстве птицефабрик, в 2012-2013гг. оказалось связанным с появлением новой инфекции вызываемой флавивирусом. Выяснение причин этого явления, изучение патогенеза болезни можно воспринимать как фундаментальное исследование и, естественно, на этом этапе не финансировалось бизнесом в т.ч. и пострадавшими от данной проблемы птицефабриками т.к. получение таких знаний не решало проблему. На государственном уровне в РФ не финансируется изучение новых болезней как в ветеринарии, так и в медицине по причине невозможности спланировать исследование и подготовить заявку на финансирование до появления нового заболевания…Однако в дальнейшем на основе имеющихся на рынке препаратов удалось разработать схему лечения позволяющую снизить ущерб от патологии. Так, только на одной из птицефабрик предотвращенный ущерб составил 0,8-1 млрд. руб. в год и только при непосредственном участии исследователей удалось улучшить ситуацию на 12 птицефабрик только лишь за 2013 год. Однако отсутствие коммерческого продукта в качестве конечного результата исследования не позволяет получить финансовые ресурсы для воспроизведения подобных исследований (в данном конкретном случае исследования проводились за собственный счет т.е. вместо зарплаты деньги от хоздоговорных исследований тратили на реактивы).  Возникает закономерный вопрос – должны ли мы пожертвовать научными исследованиями обеспечивающими многомиллиардные доходы (или предотвращающие многомиллиардные убытки) отрасли в целом ради получения дохода в процессе создания малого инновационного бизнеса в сочетании с прекращением научной деятельности?

Попытки сохранить научный коллектив и найти финансы на воспроизведение научных исследований посвященных поиску новых инфекций несущих угрозу благополучию отрасли и здоровью людей, в рамках форсайт-игры, получились безуспешными. Было предложено создавать частные фонды поддержки научных исследований в структуре профессиональных сообществ. Теоретически, например, сообщество птицеводов России могло бы выявить факт появления новой угрозы для отрасли и собрать деньги на грант для решения конкретной проблемы. Действительно, такой подход позволит решать глобальные проблемы, но это не позволит поддержать большую часть исследовательских лабораторий.

            Можно резюмировать – потенциал роста инновационной эффективности НИР в НИИ и ВУЗах сельскохозяйственной направленности огромен хотя-бы по причине крайне слабой и неэффективной поддержки данного направления в РФ. Отдельные направления сельского хозяйства экономически эффективны и обеспечивают существенную долю ВВП, поэтому научное обеспечение этих отраслей дает реальный экономический и социальный эффект. Даже при отсутствии дополнительного финансирования представляется возможным в разы повысить инновационную эффективность исследователей из сельскохозяйственных НИИ и ВУЗов исключительно за счет организационных и нормативно-правовых мер. Например, проводимая СО РАН программа интеграционных междисциплинарных исследований   не только привлекала внимание ученых Академгородка к сельскохозяйственной тематике, но даже сам факт обсуждения различных проблем позволял придти к новым научным идеям и без получения дополнительного финансирования. Так, проект по разделению сперматозоидов по полу для сельскохозяйственных нужд не получил финансовой поддержки, зато идея что можно не разделять сперматозоиды в клеточном сортере а в режиме реального времени выявлять нужные клетки и инактивировать ненужные получила некоторое развитие в «Институте химической кинетики и горения СО РАН».

 

Выводы:

  1. Наиболее значимые тренды в птицеводстве и свиноводстве состоят в укрупнении производств и ограничении потенциала расширения линеек биопрепаратов отечественными и зарубежными производителями вакцин, что влечет за собой накопление рисков снижения инфекционной безопасности.
  2. Существующая модель государственной поддержки прикладных исследований требует пересмотра в сторону повышения эффективности исследований имеющих общеотраслевое значение
  3. Практика приобретения стартапов в РФ неразвита, а ограничения к доступу на внешний рынок сокращают спектр инновационных идей, реализация которых позволила бы существовать частному предприятию, поэтому более перспективно поддерживать создание новых бизнес-процессов и инновационных продуктов в составе уже существующих предприятий, как минимум до наступления периода развития корпоративной науки до общемирового уровня.
  4. Уровень безработицы в РФ довольно низок, равно как и производительность труда, по этой причине актуально не создание новых рабочих мест в рамках производства инновационного продукта, а расширение спектра инновационных продуктов производящихся уже существующими производственными коллективами.
  5. Стимуляция генерации инновационных идей учеными НИУ в большей степени требует организационной поддержки, гарантий справедливого распределения прибыли от реализации разработки со стороны внешнего и авторитетного органа (например, региональных властей).
  6. Тесной связи между затратами на финансирование научного исследования и экономическим эффектом от реализации исследований не выявлено, поэтому нет оснований консолидировать ресурсы и укрупнять темы исследований сужая количество научных идей. Поэтому следует разделять этапы генерации научных идей и этап внедрения и масштабирования уже полученных успешных научных разработок.

 

0 / 0
Теперь весь этот текст будет загружаться при загрузке страницы..

Форум тут устроен так, что все сообщения на странице, даже не развернутые, загружаются сразу...

В то же время не очень реально ожидать, что многие из зашедших в тему "как увеличить финансирование научных исследований в РФ" будут читать столь длинный текст, отношение которого к заявленной тематике неочевидно (по крайней мере, никак не поясняется в первых предложениях).

0 / 0
извините, не знал. И еще раз о налогах, аналогия

я как-то участвовал в разработке муниципального закона о животных и закона об ответственности за нарушение первого закона. И извлек для себя несколько истин.

1. Депутаты это неспециалисты которые руководствуясь здравым смыслом и жизненным опытом принимают решения требующие специальных знаний (обычно они не полагаются на авторитет специалистов к которым обращаются за консультациями).

2. специалисты обычно имеют свои интересы и это сказывается на адекватности закона не в лучшую сторону. 

Из этого вытекает следствие что члены ОНР могут выдвинуть предложения без значимого лоббистского содержания и  в то же время мы более компетентны чем депутаты в сфере науки и инноваций.

 

3. Мы пытались как-то стимулировать горожан чтобы они стерилизовали своих собак, прививали и регистрировали (здесь просматривается аналогия с бизнесом который мы хотим тоже мотивировать на общественно-полезную деятельность). Также мы хотели мотивировать власти чтобы они следили за порядком, тратили силы на защиту животных и т.д. Однако у нас ничего не получилось. Проанализировав зарубежный опыт мы пришли к пониманию что в странах где владелец животного обязан платить за свое животное муниципальный налог все чудесно работает так как власти мотивированы учитывать бобиков ибо каждый бобик это деньги, заодно регистрировались и пресекались всякие нарушения. У властей сразу возник механизм как заставить граждан стерилизовать своих животных (аналогия проведения НИР силами бизнеса) и как заставить брать животных из приютов (здесь видна аналогия привлечения ученых из НИИ) путем осовбождения от соответствующего налога.

 В нашей пассивной стране ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛЮБЫХ льгот мала ими мало кто пользуется. Именно поэтому провалилась программа ФЦП - бизнесу было лень что-то менять чтобы затратив 10% от проекта получить 90% финансирования от государства на разработку. Бумаг бизнесу и так хватает а налоговую они боятся и не рискуют чего-то менять. У меня часть фирм отказывается даже без НДС покупать приборы и заключать договора с НИИ ибо нет желания перенастраивать бухгалтерию. Вот если будет и кнут и пряник тогда другое дело. Поэтому НУЖЕН и налог и льгота, иначе не получится.

0 / 0
Как-то это недостаточно революционно...

1. Депутаты это неспециалисты которые руководствуясь здравым смыслом и жизненным опытом принимают решения требующие специальных знаний (обычно они не полагаются на авторитет специалистов к которым обращаются за консультациями).

2. специалисты обычно имеют свои интересы и это сказывается на адекватности закона не в лучшую сторону. 

Из этого вытекает следствие что члены ОНР могут выдвинуть предложения без значимого лоббистского содержания

С 1 и 2 я полностью согласен, а вот почему члены ОНР не имеют сходство ни с теми, ни с другими (уж специалистами-то они точно являются? а когда судят не о своей науке, то довольно часто напоминают депутатов...), это не вполне понятно. Не стоит на ровном месте создавать представление о непогрешимости ОНР )) Хотя я согласен с тем, что у ОНР несколько особая позиция, и, возможно, это поможет.

У властей сразу возник механизм как заставить граждан стерилизовать своих животных (аналогия проведения НИР силами бизнеса) и как заставить брать животных из приютов (здесь видна аналогия привлечения ученых из НИИ) путем осовбождения от соответствующего налога.

Проблема в том, что на кону будут несопоставимые деньги (вы же говорите о крупном и среднем бизнесе), а проверять выполнение (является ли нечто исследованием или лишь его имитацией), будет сложнее.

0 / 0
это можно рассматривать как комплимент.

и все-таки стоит учесть, что сообществ отдельно прикладных ученых нет, если бы они и были, то дали бы несколько перекошенные рекомендации с учетом своих частных интересов и интересов своих клиентов, плюс не очень смогли бы учитывать роль фундаментальных исследований (наверное). ОНР одно из наиболее представительных  независимых собраний ученых разных профилей и ведомственной принадлежности. Мы представляем срез научного сообщества (разный возраст, статус, )Верхушка из академиков была бы слишком политизирована. Именно мы должны формировать базовые прдложения чтобы на их основе профильные специалисты добавили конкретики, экономики, юридической непротиворечивости.

Повторюсь, бизнес прагматичен и если выбирать между имитацией и наукой за те же деньги скорее выберет второе. Следуя такой логике можно отказатся от строительства дорог на том основании что на них происходят ДТП. Любое решение несет в себе риски, нужно это учитывать, сопоставлять выгоду и ущерб а не искать идеальное решение без каких-либо рисков.

0 / 0
бизнес прагматичен

бизнес прагматичен и если выбирать между имитацией и наукой за те же деньги скорее выберет второе

Если бы выбор был именно в этом... На самом деле для бизнеса выбор скорее будет в бесплатной, точнее даже прибыльной имитации и совсем не бесплатной наукой (и такой выбор будет заложен уже в законах или в этом есть сомнения?). Для того, чтобы не было имитации, нужно не только соответствующее законодательство. Должен быть выполнен целый ряд других условий. В частности, нужны длинные деньги и желание вкладывать в будущее. Этого вроде бы у нас у бизнесменов не наблюдается. Нужно, чтобы любые другие бизнес-проекты давали меньшую чем "научные проекты" прибыль в перспективе. Некоторые говорят что даже сейчас при текущих ценах на нефть вкладывать в ресурсы все еще выгоднее, чем в науку. Либо должен быть класс бизнесменов, которых к ресурсам не пускают, но которые все-таки имеют свободные финансовые ресурсы. Есть у нас такие, которые будут вкладывать в непонятную им науку, а не в футбольные клубы? 

0 / 0
наука главный враг коррупции

когда-то мне было обидно, что фундаменталы уничтожают по сути всех кто не работает в РАН, обидно что существующие законы убили практически любую частныу научную инициативу и вообще организация научных исследований в РФ самая неэффективная в мире. Это все так. Но я расчитывал что нам (неРАНовцам) нужно лишь дождатся роста конкурентности рынков в РФ. Пока бизнес может разиватся за счет экстенсивного пути развития - никакая наука и инновации не нужны сугубо экономически. А в условиях конкуренции выживание определяется в т.ч. и экономической и технологической эффективностью бизнеса либо связями с властями (коррупционного плана). Если бы не реформы, все было бы безоблачно, мы бы точно дождались. Большая часть наших собратьев вымерла и многие мои коллеги стали монополистами уже сейчас некоторые компании платят по 300 тыщ в день научным консультантам из-за рубежа просто потому что альтернативы уже нет, уже появились консалтиновые компании которые берут процент от прибыли полученной от их консультаций в т.ч. благогдаря прикладным НИР и у бизнеса нет  другого выбора.... Немало моих коллег ушло из фундаментальных исследований и стали лучше зарабатывать обслуживая в научном плане конкретные фирмы (заодно лишив научного обеспечения весь остальной бизнес в отрасли..). Когда вопрос выживания бизнеса зависит от технологической эффективности то тут уже без вариантов или вкадываешь деньги в исследования или дохнешь. 

За последние десятилетия мы скопировали у запада все что можно скопировать и в ряде отраслей накопили кучу нерешенных технологических задач которые не могут быть решены без развития теоретической базы (в моем случае накопили инфекции которые мы не контролируем, их стало больше чем тех с которыми мы боремся, потому что знаем). 

Сейчас есть рост потребности уже существующего бизнеса в научном обеспечении в ряде отраслей. В случае создания бизнеса на основе научных идей, сомневаюсь. Попытка копировать идею стартапов порочна именно для России. Если мы улучшим ситуацию с наукой то мы уменьшим потребность в коррупции. У бизнесмена очень часто есть выбор -повысить свою конкурентоспособность за счет НИР или дать взятку чиновнику.... Наука главный конкурент коррупции. Поэтому коррупционность предлагаемого законопроекта будет компенсирована снижением потребности в коррупции в ряде отраслей

0 / 0
новый виток...

http://ras.crowdexpert.ru/rashody_na_nauku/3

 Органам государственной власти разработать модель внедрения "налога на науку" для бизнес-компаний, диверсифицировав его по типу организаций и объемам их прибыли. Например, введение такого налога возможно для наиболее крупных отечественных компаний топливно-энергетического сектора, входящих в ТОП-10 России. Их ежегодное обязательство в объеме только 3 % от прибыли будет составлять около 1,2 млрд.руб., которые могут быть целевым образом направлены на развитие фундаментальных исследований в области государственных приоритетов. 

может стоит продолжить обусждение там?

0 / 0
До опытного образца - за счет государства

Вариант А - совсем непроходной. Это будет очередной налог, который будет растворятся в бюджете. Только лишний пресс для бизнеса, которому и так не сладко.

Вариант Б - правильный путь, но государство должно финансировать до опытного образца через разные фонды и институты развития. У нас есть и фонды и институты развития, только работает большинство "как всегда".. Все только инфраструктуру строят.. т.е. ресурсы осваивают. 

Вариант В - правильный вариант. 

С другой стороны, а зачем увеличивать финансирование исследований? Какая-то внятная политика или стратегия есть для этого? Сейчас уже третий год по инициативе ФАНО и РАН действует мораторий на передачу исключительных лицензий от НИИ. Соответственно, зачем вести прикладные исследования? И о чем можно говорить с бизнесом?

1 / 0
До опытного образца - не слишком ли дорого для государства?

Россия в 2013 году занимала второе место в мире по абсолютному уровню госрасходов на коммерческие НИОКР, потратив около 15 млрд долларов. В процентах от ВВП Россия вышла на первое место (0,4%), оставив позади все развитые страны.

В результате массивных бюджетных расходов на коммерческие инновации общий показатель расходов государства на НИОКР (как в коммерческой, так и в фундаментальной части) в России также чрезвычайно велик и находится на уровне стран-лидеров инноваций.

Это отсюда:

http://www.rusventure.ru/ru/programm/analytics/docs/NROI_RVC.pdf
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОКЛАД ОБ ИННОВАЦИЯХ В РОССИИ 2015, стр. 47.

Далее, однако, читаем там же:

Показательно, что при этом коммерческий сектор не тратит на НИОКР почти вообще ничего – здесь Россия находится в компании самых отсталых стран ОЭСР – таких, как Чили, Мексика и Польша. В результате Россия оказывается в конце списка развитых стран по общим расходам на НИОКР – суммарно государственным и частным

2 / 0
Распределение между типами исследований

Есть эмпирическое правило при распределении научного бюджета: 1%- фундаментальные исследования, 10%- прикладные иследования, остальное- опытные образцы и технологии. Во всем мире государство финансирует первый этап, ну и чуть-чуть второй. Третий везде финансириуется почти целиком за счет бизнеса. У нас действительно финансирование всей (!) науки, включая фундаментальные и прикладные исследования и разработка технологий (которая тоже считается "научным бюджетом") со стороны государства достаточно большое, Россия по этому показателю входит в ТОП-5 стран. Но, поскольку финансирования от бизнеса почти нет, то вся цепочка финансируется только гос-вом и в результате на фундаменталку, в соответствии с указанным выше эмпирическим правилом, от гос-ва идет 1% научного бюджета, в то время как остальных развитых странах почти весь гос. научный бюджет идет на фундаменталку. Вот и "сосем лапу" в фундаментальной науке. Цифры, понятно, приблизительные, но порядок величин такой.

2 / 0
Наш труд не пропал даром!

Уважаемый Василий Николаевич,

хотя обращение к РФФИ про сельхознауки, которое по Вашей инициативе составило ОНР прошлым летом, и не дало ожидаемого Вами прямого эффекта, приятные для Вас новости всё-таки появились, хотя они и связаны с другим фондом:

http://рнф.рф/ru/node/1648

http://lenta.ru/news/2016/03/02/potatoes/

Насколько я понимаю, подобный конкурс для Вас будет интересен.

 

0 / 0
да, ко мне уже обратились несколько фундаменталов

так как журналы, в которых я публикуюсь не входят в скопус,... для меня загадка а кто же из моих коллег может соответствовать требованиями РНФ?  Наверное в России есть десяток человек которые работая в сельхознауке имеют статьи в журналах веб оф сайнс, скопус и прочее. Но зачем ради этих десяти человек городить гранты РНФ? Проще напрямую отдать им деньги без конкурса. Другой вопрос - а где гарантия что направления над  которыми эти десять человек работают это единственные направления исследованй без которых сельхознаука загнется? 

Наверное придется писать проект, брать фальш-руководителя из фундаменталов РАН и все равно деньги получит не наш институт а бывший РАНовски ибо там приборы. Деньги к деньгам... 

Кстати, единственный ученый РФ, кого  лично знаю, который имел публикации в журнале с импакт-фактором 4 (а более куртых журналов в мире нет по нашему профилю) , в общем его ушли в процессе реформирования НИИ и т.д. Возникает вопрос а РНФ может дать деньги частной компании? Ведь этот ученый не стал дураком и не утратил квалификацию перейдя в биотехнологическую компанию и обладает нужнм уровнем публикаций и лабораторной базой...

1 / 0
> Возникает вопрос а РНФ

> Возникает вопрос а РНФ может дать деньги частной компании?

Вроде бы может (хотя и нехотя) - посмотрите на сайте, у них там есть довольно неплохой, хотя и плохо структурированный faq.

Страницы